Что мы знали о масках раньше.
1.Для врача маска- это спец.одежда, обязательный профессиональный атрибут. Но ее ношение не значит, что пациенты для него опасны.
2. Маски носят тяжело больные люди, у которых снижен иммунитет, а контакт с внешним миом может быть опасен для них. В этом случае маска- один их способов защиты от взаимодействия с внешним миром.
После введения масочного режима мы разделились на тех, ко носит маски и не носит или надевает их только в случае крайней необходимости. Первые – послушались и поверили. Для них это способ адаптироваться в происходящем и как-то выжить.  Вторые - подумали, посчитали, прислушались к себе и приняли решение. Тем более, достаточно много информации о том, что маски не помогают (в качестве защиты от вирусов) и даже вредны.
Правы и те и другие. Просто одни верят и считают, что они делают что-то полезное для общества и для себя, надевая маску как атрибут этой веры, а вторые думают и действуют в своих интересах (не нарушая при этом границ других людей). И те и другие имеют право так поступать.  Спорить и что-то объяснять бесполезно, хотя бы потому, что такая вера нелогична.
Если маска надевается просто потому, что этот мир и окружающие враждебны и опасны, и ты сам можешь представлять опасность для окружающих, создается картина мира, в которой присутствует могущественный внешний враг. Причем, он - везде, в том числе, он может быть даже внутри тебя, и справиться с ним невозможно. И в этом главное отличие сегодняшней картины мира, которую нам пытаются навязать с помощью тех же масок от прежней картины мира, в которой внешний враг присутствовал, но был где-то там за границей, внутри которой было безопасное пространство для жизни.

Иммунная система
Нам теперь предлагают жить в очень жесткой картине мира, в которой враждебна сама природа, частью которой мы являемся, социум (люди), частью которого мы тоже являемся. Невозможно выстроить границу между собой и этим врагом. Кроме того, навязывается понятие «бессимптомная болезнь». Иммунная система «понимает», что в такой жизни она бесполезна и ничего сделать не может. И, когда ей показывают, что маска эффективнее может справиться с тем, что, якобы, не по силам естественному иммунитету, она просто «проваливается» и практически перестает работать, уступая свои функции маске как средству более надежной защиты.
Нам постоянно объясняют, что маска нужна, чтобы не ЗАБОЛЕТЬ, а не для того, чтобы быть ЗДОРОВЫМ. Она принудительно ассоциируется с болезнью, а не со здоровьем. Но, если человек постоянно думает о болезни (о том, чтобы не заболеть), то вероятность заболевания становится еще больше.

Органы дыхания
Маска создает препятствие для движения воздуха при вдохе и мешает при выдохе. Какая-то часть выдохнутого воздуха вдыхается снова. Время, на которое можно задержать дыхание, оказывается меньше в маске, чем без маски. А это уже говорит о том, что уровень кислорода в крови при ношении маски снижается, уменьшается объем дыхания Сочетание гипоксии со стрессом из-за ощущения постоянной внешней опасности здоровья не добавляет, а лишь ухудшает условия для работы иммунитета, вызывает нарушение обменных процессов и механизмов саморегуляции, снижение работоспособности и настроения.
На этом фоне могут появляться аллергические реакции.

Кожные заболевания
Под маской и перчатками нарушаются обменные процессы в коже, могут возникать аллергические реакции (как ответ на нарушение границ), воспалительные процессы из-за нарушения естественных барьерных функций кожи. Ощущение угрозы от собственных рук, которые, как нас объясняют, являются чуть ли не главным источником «заразы», могут спровоцировать аутоиммунные процессы.

Восприятие себя
Запрет показывать свое лицо (мы буквально теряем лицо), утрата права выражать свое мнение, эмоции, нарушение коммуникаций. Понимание, что маска не обеспечивает полноценной защиты, а, скорее является намордником или ошейником (когда ее носят под подбородком), создает ощущение внешнего управления («на коротком поводке»). В маске практически невозможно радоваться. Можете это проверить перед зеркалом. Посмотрите себе в глаза, когда вы в хорошем настроении и без маски. Наденьте маску и посмотрите, как изменится выражение глаз.

Восприятие окружающих
В начале масочного режима маски, особенно черные, многими воспринимались как сигнал опасности. Просто потому, что для нас они ассоциируются с бандитами или силовыми структурами, от которых лучше держаться подальше. И вообще, человек, который прячет свое лицо, кажется подозрительным.
Теперь, когда большинство людей перестали носить макси, те, кто продолжает их носить, особенно на улице, в парках, в собственной машине, да еще и с перчатками, тоже воспринимаются как угроза, Просто потому, что спрогнозировать логику их поведения невозможно. И еще есть вероятность они носят маски потому, что больны.

Энерго-информационное воздействие
С масками связано очень много ментальной информации, сочетанной с эмоциями страха ощущения опасности, угрозы. Сам вид маски (в том числе, на других людях) вызывает эти негативные мысли и эмоции.

Баланс жизненных начал
Маска нарушает баланс жизненных начал, который является критерием здоровья в восточной медицине. Она мешает движению ветра, снижает уровень огня (за счет снижения уровня кислорода в крови, запрета на активную деятельность, движение, выражение эмоций). В результате баланс смещается в сторону холодной слизи - ригидность мышления, вытормаживание в любой деятельности, ощущение несвободы. Эти процессы могут сопровождаться легким ознобом или ощущением холода в теле. Заметно, что люди, которые постоянно носят маски, одеваются теплее по сравнению с окружающими.
Эту симптоматику сейчас списывают на последствия заболевания или бессимптомное заболевание, хотя это реакция иммунной системы на гипоксию и длительный стресс. Легкий озноб может ощущаться и при выходе из длительного стресса, в процессе перенастройки системы энергетики и нервной систем на более спокойный режим.

Ограничение прав и свобод, личных границ, возможности удовлетворения базовых потребностей за собственный счет
Невозможность свободно дышать – это несвобода во всех отношениях: работать, действовать, перемещаться, радоваться, планировать. Такая несвобода воспринимается как грубое нарушение личных и других наших границ,  в том числе, и одной из основных функций иммунной системы - барьерной функция (разграничение «свой-чужой»).
Невозможность купить продукты, поехать куда-то, воспользоваться общественным транспортом без маски, которую еще нужно купить самостоятельно вызывает жесткое нарушение механизмов удовлетворения базовых потребностей (потребность в дыхании, еде, сне). Нарушается возможность удовлетворения потребности в безопасности, принадлежности. Получается, что мы вынуждены платить собственными деньгами и здоровьем за право есть или работать.
Необходимость делать выбор между возможностью свободно дышать и покупать еду, дышать и перемещаться, дышать и работать подразумевает невозможность жить полной жизнью, нарушает синергию витальных процессов.
Невозможность планировать будущее, снижение мотивации
Нам, по сути, приходится делать выбор между выполнением законов и здоровьем. И как его сделать, каждый решает сам. Те, кто решают носить маски, платят здоровьем. Те, кто не хочет их носить, вынуждены тем самым вступать в конфликт с системой и нарушать ее правила, а это тоже вызывает внутренний конфликт и ощущение опасности.

Принуждение под угрозой к выполнению бессмыссленных, унизительных и вредных для здоровья действий (ношение масок и перчаток) делает человека зависимым, управляемым и подавляет его волю. В следующий раз такого человека легче заставить причинить себе еще больший вред.
Это нелогичное и унизительное   принуждение вызывает усиление ощущения страха. В то же время, этот страх, накапливаясь, может стать невыносимым и прорваться в виде аутоагрессии или агрессии в адрес других людей, которые ни в чем не виноваты.  Это могут быть близкие люди, члены семьи или те, кого система обозначит как мишень для выхода этого страха.

Социальное расслоение
Нарушение социального статуса человека. Есть те, кому маски не нужны («белые»), и те, кто обязан их носить («черные»).
Массовые мероприятия без масок для «белых», которые показывают на ТВ, и необходимость ходить в масках за едой и на работу для «черных».

Запрет на веру
Запрет на посещение храмов и исполнение религиозных ритуалов фактически становится запретом на веру. Храм всегда считался святым местом. Вера в защиту и покровительство Бога, подчинение Его воле укреплялась общими молитвами в храме, многолюдными праздниками, целованием икон, мощей, которые не вызывали эпидемий и распространения болезней. Во время эпидемий проходили крестные ходы для избавления от болезни. Теперь храм и исполнение религиозных ритуалов становятся опасными, доверия к божьей воле нет, а маска – единственное, что может дать хоть какую-то защиту. Она становится главнее бога.
Для верующих людей эта ситуация может обернуться кризисом веры, потерей смысла жизни, депрессивным или агрессивным поведением, серьезной психосоматикой. И в большей степени это касается христианской религии, в которой очень важна роль именно храмовых ритуалов.

Маска стала фигурой в нашей жизни 
Она практически везде, с ней связаны все сферы жизни, и сама жизнь: право на передвижение, на покупку еды, возможность обратиться за гос. услугами, за медицинской помощью.  Маска становится атрибутом нашей зависимости и необходимости жертвовать здоровьем ради удовлетворения своих потребностей, получения услуг, товаров и пр. Без нее мы многого не можем. Она становится главнее нас, т.к. мы вынуждены ей подчиняться, считаться с ней, следить, чтобы она была с нами.
Эффективность действия маски можно сравнить с оружием массового поражения. Причем, это впервые в истории человечества очень дешевое и выгодное для производителя оружие, которое мы еще и покупаем на собственные деньги...

 

  В начало