Послеродовая депрессия - достаточно распространенное явление. После рождения ребенка, даже долгожданного, мать вместо радости и счастья чувствует усталость и раздражение, а уход за ребенком кажется непосильным трудом, ребенок мешает матери. Портятся отношения с отцом ребенка, с окружающими. Почему? Что происходит с материнским инстинктом?

Одна из основных причин послеродовой депрессии – нарушение связи матери и ребенка в первые минуты после рождения ребенка.

Природа все устроила так, что физическая связь матери и ребенка после рождения ребенка не прерывается ни на секунду. Ребенок рождается, но сохраняется связь с матерью через пуповину и плаценту. Сразу после рождения мать берет ребенка на руки и прикладывает к груди. Это запускает процессы лактации, после чего плацента «отсоединяется» от матки и рождается, а физический контакт матери и ребенка сохраняется. В это время происходит очень быстрая и радикальная смена гормонального фона роженицы, которая начинается еще в процессе родов. Гормональная система из спокойного состояния, свойственного для беременности, особенно в третьем триместре, переключается в активный материнский режим, который обеспечивает возможность защиты ребенка, кормления и ухода за ребенком. А это уже совсем другой характер ритма жизни, нагрузок и эмоций.

Непрерывный контакт матери и ребенка особенно важен в течение первого часа после рождения ребенка (период импринтинга). Именно в это время закладывается основной базовый опыт ребенка и его представление о мире, в который он пришел, а так же база взаимоотношений матери и ребенка. Если контакт матери и ребенка в это время не нарушается, ребенок получает опыт достижения цели, получения удовольствия от достижения цели, опыт материнской любви и безопасности, опыт доверия матери и миру. Для матери в этом случае первые эмоции, связанные с ребенком – радость, нежность и любовь. Они и станут основой ее отношения к ребенку. Она ощущает потребность в заботе о ребенке, чувствует себя матерью.

В роддомах обычно пуповину перерезают до первого контакта ребенка с матерью и рождения плаценты. После этого ребенка сразу забирают от матери для санитарной обработки, осмотра врачом, взвешивания, измерения и т.д. При этом нарушается связь материи ребенка, а это для них обоих означает утрату. Ребенок теряет мать, без которой он сам выжить не может. Мать фактически теряет ребенка в родах. Причем, мать понимает, что, вроде бы, все в порядке, но все инстинкты кричат об обратном.

 Если мать, у которой забрали ребенка сразу после рождения, попросить вспомнить самую первую эмоцию, связанную с рождением ребенка, она обычно говорит, что, конечно, это была радость и любовь, но сама при этом начинает плакать. Вот через эти слезы и страх потери мы потом на своих детей и смотрим и пытаемся их любить. А это уже не любовь...

Нарушение связи между матерью и ребенком превращает рождение ребенка из радостного события в сильнейший стресс. На этот стресс реагирует эндокринная система, нарушаются процессы перестройки гормонов. Вместо «переключения» на активный материнский режим, гормональная система и весь организм матери переключается на режим утраты, который проявляется как послеродовая депрессия.

Впоследствии послеродовая депрессия может трансформироваться в игнорирование ребенка или в гиперопеку на фоне постоянного страха за ребенка. Стремление стать «супермамой» тоже обычно связано с нарушением связи материи ребенка сразу после рождения и попыткой компенсации своего вынужденного бездействия: «Тогда я не смогла быть с тобой, защитить тебя, зато теперь я стану самой лучшей».

 В случае, если беременность протекала тяжело и/или были обоснованные серьезные вмешательства в роды (кесарево сечение, стимуляция и т.д.), сохранение связи матери и ребенка в первое время после родов особенно важно. Оно дает понимание того, что, несмотря на все страхи и трудности, у них все получилось, и они вместе, как и должно быть. Для ребенка это еще и первый опыт получения желаемого результат после преодоления трудностей.

Еще один фактор, провоцирующий послеродовую депрессию – неоправданные вмешательства в процесс родов, различные способы вызывания и стимуляции родовой деятельности, в частности, введение окситоцина, которое сейчас во многих роддомах делается практически всем. Любая стимуляция родов, сама по себе, является сильным стрессом для матери и ребенка, особенно, если их разлучают сразу после рождения ребенка. Введение окситоцина снижает выработку собственного окситоцина, который называют гормоном радости, и изменяет уровень других гормонов, вырабатываемых эндокринной системой. Нарушение выработки собственного окситоцина может затянуться на длительный период. Можно сказать, что общий гормональный фон в результате перестраивается на уровень меньшей радости или ее отсутствия, что обычно связывают с рождением ребенка, появлением новых забот, ответственности за него («Теперь не до радости…»)


Еще одна причина послеродовой депрессии – рождение ребенка в результате беременности, которая по каким-то причинам не случалась длительное время. В этом случае все ожидания и ресурсы часто направлены только на зачатие, как на конечную цель. Хорошо еще, если при этом в планах есть вынашивание и рождение ребенка. Но дальше этого будущие родители обычно просто не заглядывают. Достаточно часто для них рождение ребенка – это финал, результат важного дела, после которого можно жить как прежде. Радикальное изменение их жизни после рождения долгожданного ребенка, которое само по себе является сильным стрессом, и утрата прежнего образа жизни может стать для них слишком сильным стрессом, который, в свою очередь, становится причиной послеродовой депрессии.

Психологическая биодинамика позволяет найти причины послеродовой депрессии и провести коррекцию состояния матери на физическом, эмоциональном и ментальном уровнях.

   В начало